Ангелина Крихели
- писатель, член национального союза журналистов Украины, корреспондент газеты "Вестник Прибужья", Всеукраинского журнала "Имена"



Книги
Ангелины Крихели:
(издано)

  • "Найденыш" ("Щенок, который заблудился") - интерактивная сказка для детей и их родителей
  • "Как котёнок Правду искал" - интерактивная сказка на русском, украинском и английском языках

  • Библиотеки-партнеры

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Эссе

    Кто заботлив по-настоящему?..

    В этот раз не стану делать эмоциональных зарисовок или, как говорит один мой друг, этюдов, но задам вопрос, на который не существует единого ответа для всех и каждого, и с радостью услышу ответы своих читателей. Давайте подумаем вместе…
    Итак… Для примера возьмем трех абстрактных людей и назовем их первыми буквами английского алфавита А, В и С. Не станем говорить о том, какие они типы личностей, какие имеют характеры – эти важные исходные данные сейчас не имеют значения. Кроме одной: у дражайшего В ожирение (любой степени – на ваш выбор). Это установлено врачами, с этим согласен, глядя объективно на ситуацию, и сам В. Его друзья, которые часто собираются вместе, очень любят его. Каждый по-своему, но одинаково сильно, если только можно так сказать – ведь в вопросах эфемерных все условно и неоднозначно.
    Все эти люди интересны, многогранны, талантливы (каждый в своем роде деятельности). У каждого из них есть свои «тараканы» в голове, которые порой аплодируют стоя принятым людьми решениям. И это прекрасно, ибо означает, что они живые люди, а не картонные герои. У В, к примеру, есть отнюдь не тайная страсть к сладостям (пирожные, шоколадные конфеты, печенье, торты и т.д.). Оба его любящих друга об этом пристрастии знают. Но А всячески отговаривает друга от потребления сладкого, памятуя об ожирении. Он говорит, что заботится о здоровье друга. И это, разумеется, логично. А С в это же время приходит к другу с огромным тортом, который тот обожает. «В» в предвкушении потирает руки. С улыбается, готовясь разделить с ним радость, и уверенно утверждает, что жизнь дается нам лишь раз, и нужно брать от нее максимум тех удовольствий, которые нам по душе.
    Собственно говоря, В искренне согласен с обоими друзьями, ведь каждый из них по-своему прав, и любит он их обоих. Но никак не может определиться с тем, кто из них двоих по-настоящему заботлив? Что больший вред/польза в таком случае?
    Однажды мы говорили об этом с моим другом, находя все новые аргументы в защиту своей точки зрения. Затем для эксперимента поменялись местами, и стали искать доводы уже для противоположного мнения. Находили и другие примеры, но единого решения так и не отыскали, проговорив подряд несколько часов…
    Вспомнился тут и Соломонов суд из Книги притчей Соломоновых. А вместе с ним всплыли в памяти и ситуации, которых в последние дни стало все больше. Или, может быть, о них только говорят больше. Ведь человеческие пороки существовали столько, сколько и сами люди. Ничто не ново под луной. Однако восприятие и подача «не нового» все же несколько видоизменяется с каждым последующим поколением в силу этических норм общества, изменения в которых продиктованы единственным инстинктом – жаждой жить. Но не станем уходить от основной темы слишком далеко, чтобы не заблукать в лабиринтах человеческой души. Воздержимся и от осуждения, ведь оно не несет в себе помощи, не созидает. Да и не знает никто, что завтрашний день принесет осуждающему…
    Так что же мы видим и здесь? Кто более заботлив: мать, родившая дитя за гранью бедности (пусть теперь обстоятельства, побудившие ее к этому, останутся в прошлом на время), или женщина, давшая жизнь, но не ставшая матерью и «подбросившая» свое дитя другим, в надежде, что о нем позаботятся? Кто из них более заботлив к малышу? Снимает ли она с себя попросту ответственность за дальнейшую судьбу беззащитного малыша или отрывает от сердца самое ценное ради него самого?
    Но тут уж мы зацепились за те самые злополучные обстоятельства, и стали обдумывать, что к ним приводит, придя, в конечном счете, к еще одному примеру. Возьмем снова для наглядности и яркого контраста тех абстрактных троих. И предположим, что С вступил в самый сложный период своей жизни. Период переоценки ценностей, осознания смысла, поиска себя на фоне окружающей его череды проблем, на первый взгляд, абсолютно неразрешимых (ведь он еще не постиг мудрости ожидания и терпения). И что же друзья?..
    Друзья задумчиво смотрели со стороны прежде, чем предпринять попытку помочь. И удивительно, но за тысячелетия люди так и не смогли усвоить, что помощь такой, как видишь ты сам – отнюдь не всегда верна и соответствует желаниям, стремлениям, необходимости того, кому помогаем. Выходит облагодетельствование какое-то вместо помощи. Ох, опять отвлеклась… А между тем, наш дорогой С, пытаясь найти себя нового, окрепнуть, чтобы выжить, решает, что жизнь его, данная в единственном экземпляре, стоит того, чтобы отплатить ей интересом ко всему, что его окружает. Что ж, А в свойственной ему манере убеждает друга, что совместная прогулка/прыжок с парашютом/скачки/посиделки за бутылкой вина/курение/путешествия/смена имиджа, работы, места жительства/выберите или предложите свой вариант – это не то, что соответствует уже сложившемуся образу жизни С, а значит, не может, не должно быть осуществлено. Но позвольте, говорю я, как сторонний наблюдатель, разве это поддержка? И мой друг просит меня не торопиться с выводами. Ведь у нас остается еще В. Что делает он? А, кстати, где он? С оглядывается в поисках друга, и обнаруживает его у двери с сияющей улыбкой на устах. Он держит в руках покупки и билеты на поезд, готовый отправиться в путешествие и испробовать на себе все, что дает желанный всплеск адреналина.
    Не значит ли это, спрашивает мой друг, что А идеализировал, вознес на пьедестал беднягу С и теперь всего лишь пытается удержать его там, чтобы он оставался для него самого ориентиром, маяком, удобным и понятным? И не значит ли, что В в достаточной мере доверяет С, чтобы понимать: тот остановится, когда насытится, когда найдет себя, а он тем временем, подставив свою руку, будет рядом, если друг оступится. А остается один, вдалеке. Ведь если кто-то принял решение в действительности, а не пытается привлечь к себе внимание обсуждением решения, которое никогда не решится принять, то не лучше ли быть с ним в эту минуту, чем остаться в стороне? Чрезмерная забота к добру не приведет. И вместо заботы он, выходит, просто ищет безопасность для себя.
    Я нахожу слова моего друга логичным, но что-то, тем не менее, не дает мне покоя. Я нащупываю в душе источник беспокойства, и формулирую вопрос, который волнует. Что, если это В, наоборот, слишком неудобно тянуться туда, наверх, к пьедесталу, и он для собственного удобства и комфорта подает С руку, чтобы тот спустился к нему? Что, если А заботится о завтрашнем дне своего друга, который непременно настанет и вполне возможно, принесет с собой сожаления? Не важно, что жалеть о прошлом нелепо, но люди так устроены, они жалеют.
    Итак, мы с вами зашли в «тупик доверия». В сущности, выходит, что заботятся все трое друзей друг о друге в равной мере, но так, как они сами понимают заботу. И принятие или непринятие ее – лишь вопрос доверия и выбора. Однако для меня так и осталось вопросом, кто же из всех этих людей, описанных выше, действительно, заботлив, а кто ищет себе оправдание, именуя заботой собственные интересы. Разумеется, я в полной мере осознаю, что вопрос этот вечен, и не имеет универсального ответа: ведь по одной мерке не сшить платья ста девицам. Что скажете вы, мои дорогие читатели?… ©

    Ангелина Крихели

    Категория: Эссе | Добавил: АнгелинаКрихели (15.03.2017)
    Просмотров: 34 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    К просмотру рекомендуется сайт Феерия Ирины Крихели, где Вы найдете уникальные мягкие игрушки, авторские вязаные объемные картины, эксклюзивные модели женской и детской одежды, сундуки, шкатулки и украшения из кожи, авторские вязаные архитектурные ансамбли, куклы-шаржы и многое другое! Милости просим в волшебный мир Ирины Крихели!

    Поиск

    Для перехода в социальные сети нажмите