Ангелина Крихели
- писатель, член национального союза журналистов Украины, корреспондент газеты "Вестник Прибужья", Всеукраинского журнала "Имена"



Книги
Ангелины Крихели:
(издано)

  • "Найденыш" ("Щенок, который заблудился") - интерактивная сказка для детей и их родителей
  • "Как котёнок Правду искал" - интерактивная сказка на русском, украинском и английском языках
  • "Профессии: из первых уст" - сборник статей и интервью в помощь абитуриенту
  • "Королевство Диабетия" - книга из серии "Сказки для семейного чтения"

  • Библиотеки-партнеры

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Разное

    Усыновление: часть четвертая или Как понять своего малыша

    Продолжая цикл материалов об усыновлении, «Вестник Прибужья» отправляется в обитель малышей, лишенных родительской опеки, - областной дом ребенка. Вопреки сложившимся благодаря кинематографу стереотипам, здесь уютно и светло. Малыши не бросаются к гостям в поисках мамы, а чувствуют себя довольно комфортно и тепло, окруженные заботой воспитателей и медперсонала под чутким руководством главного врача Ольги Литвиновой (сайт дома ребенка - nikolaev-deti.mk.ua).
    Своих воспитателей малыши называют мамами, добавляя имена: мама Юля, мама Вика и так далее. Впрочем, настоящую семью не заменит даже этот маленький рай на земле. Здесь об этом помнят и всегда рады за малюток, обретших собственный очаг и любящих родителей.
    В предыдущих публикациях мы вместе с читателем прошли путь усыновителя, побывав в службе по делам детей, где пообщались со специалистами и узнали о пакете документов, необходимых для постановки на учет кандидатов в усыновители. Побеседовали и с психологом об особенностях воспитания усыновленных или взятых под опеку малышей. Но нигде не знают об этих маленьких солнцах больше, чем в доме ребенка.
    В доме ребенка работают физиотерапевтический кабинет, карантинное отделение, диагностическая лаборатория, изолятор (специальная уютная комната, в которой малыш осваивается в доме ребенка при поступлении, пока его обследуют и определяют в группу к другим детям), залы ЛФК, кабинеты массажа, гидрокинезотерапии, электросна, психолога, логопеда и дефектолога. А также сенсорная комната, класс Монтессори-терапии и комната семейного уюта.
    - Ольга Ивановна, расскажите, пожалуйста, сколько сейчас находится деток в учреждении? Кто из них подлежит усыновлению, а кто нет и по какой причине? Сколько малышей в этом году обрели семью и в какой форме?
    - На сегодняшний день у нас находятся 106 деток, из них 41 – родительский. Это значит, что родители сами на какое-то время отдали нам ребенка. Скажем, сложная ситуация с финансами, жильем, социальная или состояние здоровья… И тогда, как наилучший в таком случае вариант, родители приносят к нам малыша на определенное время с тем, чтобы забрать как только решат проблему. Усыновлению подлежат 19 воспитанников. Это дети сироты, дети от родителей лишенных родительських прав, брошенные в роддоме, отказные, дети недееспособных родителей.
    В приемную семью, под опеку, в детский дом семейного типа могут попасть воспитанники которых отобрали у родителей без лишения родительских прав, дети осужденных родителей, родителей находящихся на длительном лечении. Кто может и не может быть усыновлен, четко прописано в соответствующих законах. Сейчас немного изменилось законодательство о порядке усыновления. Если в течение двух месяцев родители, которые оставили ребенка в лечебном учреждении его не забрали, то этот ребенок подлежит усыновлению. Два месяца им дается для того, чтобы родители одумались. Но если они не возвращаются за ребенком, то не нужно, как раньше, лишать их родительских прав. Сегодня такой ребенок автоматически получает статус (составленный акт является документом для суда), и служба по делам детей начинает поиски семьи для него.
    Для примера, за 9 месяцев этого года поступили 59 малюток, а 88 выбыло: 51 ребенок вернулся в свою семью, 22 были усыновлены, 11 взяты под опеку, 3 - в приемные семьи и один малыш – в детский дом семейного типа.
    Количество деток постоянно меняется: одни поступают в дом ребенка, другие обретают семьи. И мы всегда этому рады. Ведь как бы мы ни старались создать им все необходимые условия, не только бытовые, но и психологические – а это крайне важно! – семья – это лучшее и самое важное в жизни.
    - В областном доме ребенка, насколько мне известно, действуют и реабилитационные группы. Расскажите о них подробнее.
    - Все верно. У нас есть не только дети, лишенные родительской опеки, но и четыре реабилитационные группы. Сегодня  их посещают 34 ребенка, а группы рассчитаны на 40 мест, поэтому мы проводим добор на эти шесть свободных мест.
    Для повышения эффективности работы с детьми имеющими ограниченные возможности наши специалисты постоянно ищут индивидуальный подход к каждому малышу, находят, осваивают и применяют различные методики инклюзивного обучения. За годы существования у нас реабилитационных групп мы открыли еще один зал ЛФК. Оборудовали зал аппаратом Гросса (для реабилитации детей с ДЦП), аппаратами, помогающими вертикализации этих детей, коррекции их двигательных возможностей.
    Сегодня  много говорят об арт-терапии. И это не только музыка, а целый комплекс воздействия на детей через сказку, изодеятельность, музыкотерапию, пескотерапию… В связи с этим мы готовим сейчас арт-терапевта.  Элементы арт-терапии, естественно, мы применяли всегда, но нужен специалист настоящий, который бы знал все тонкости этого дела, то есть дипломированный специалист. Один из шести блоков занятий в Киеве наш специалист уже посетила. К сожалению, обучение платное, ищем спонсоров. После освоения всех блоков сотрудник получит сертификат, станет дипломированным специалистом непосредственно по арт-терапии. Оказалось, что в Николаеве практически нет дипломированных арт-терапевтов, хотя многие себя так позиционируют.
    Кроме того, уже несколько лет мы занимаемся освоением методики Петьо. Приглашали к себе специалистов из Полтавы  для обучения персонала. Два дня у нас читали лекции, вели в курс практических упражнений, но этого  мало для полноценной работы. С пятого ноября две наши сотрудницы поедут получать сертификаты,  свидетельствующие об окончании их учебы и дающие им право работать по этой методике (это возможно либо в Венгрии, либо в Польше). В Венгрии это очень дорого, а дружественные поляки за обучение решили с нас денег не брать. Тем не менее, оформление документов, сама поездка, проживание там – все это тоже недешево. Нашли спонсоров, документы для поездки уже готовы. Уже два года занимаемся этим вопросом, закупили специальную мебель для того, чтобы соответственно оборудовать помещение (здесь тоже помогли спонсоры, потому что один комплект оборудования стоит около десяти тысяч гривен, а их необходимо три), отремонтировали, подготовили кабинет. Уже много лет успешно работают в доме ребенка педагоги Монтессори.
    У нас сегодня много детей с аутизмом – 14 человек из  34, которые находятся на реабилитации. Причем, до того, как мы стали помогать этим детям, я даже представить себе не могла, что детей-аутистов так много. А теперь даже в социуме часто стала замечать их. Это направление работы осваивали два наших специалиста-психолога. В прошлом году они  ездили в Киев на тренинги для получения соответствующих навыков, для освоения методик по работе с детьми-аутистами, а затем передавали полученные знания работникам нашего коллектива.
    - В чем по-прежнему нуждается дом ребенка? Чем мог бы помочь рядовой житель города?
    - Помочь в силах каждый в соответствии со своими возможностями. Мы рады любой помощи от микстуры от кашля, капель в нос, банки краски, упаковки памперсов до осуществления дорогостоящих капитальных ремонтов и приобретения оборудования.
    - По какой шкале оценивается физическое и умственное состояние ребенка? И в каком возрасте становятся известны возможные патологии?
    - Методики разные, а смысл их один: мы должны определиться с уровнем физического и психического развития ребенка. Встречаясь  на семинарах, совещаниях с главными врачами и специалистами домов ребенка, обговариваются и применяются различные методики. У нас работает методика Панасюка, адаптированная к условиям дома ребенка. Есть определенные тесты для определения уровня физического и психического развития,  Ребенку предлагается тест, он его выполняет или не выполняет и по  количеству этих выполнений-невыполнений подсчитываются баллы. Затем определяется коэффициент психического развития (в процентах), сравнивается с нормой. Это дает возможность обеспечения индивидуального подхода в обучении для каждого малыша.  
    У нас есть своя медико-педагогическая комиссия: невролог, психиатр, психолог, логопед, дефектолог, воспитатель. Комиссия заседает, когда поступает новый ребенок. Первично определяют  его  уровень развития. Затем намечают направления, по которым нужно заниматься с этим ребенком. Ребенку нужны все направления: и интеллектуальное, и физическое, и эмоциональное. Это очень важно.  ЛФК, массаж, водолечение, коррекция психолога, дефектолога, логопеда… - расписывается программа, по которой ребенок будет заниматься. Затем он попадает в группу и в периоде адаптации (в течение месяца) его еще раз полностью тестируют. И тогда уже, более углубленно, изучаются возможности ребенка, корректируется первоначальная программа. И полгода с ним занимаются назначенные специалисты. В зависимости от возраста ребенка тестируют детей (определяется, чего уже достигли и над чем еще нужно работать): до года – каждый месяц (ребенок развивается стремительно), после года – раз в три месяца. Раз в полгода у нас заседает расширенный состав медико-педагогический комиссии, когда собирается весь коллектив группы (и медсестры, и воспитатели, и специалисты) и все вместе обсуждают индивидуально каждого ребенка. Это занимает у нас практически целую неделю, потому что за день кропотливой работы можно разобрать две группы (до 20 детей). И, опять же, определяются, с дальнейшим ведением ребенка, исходя из уже сделанного, одних специалистов при необходимости подключают к процессу развития малыша, занятия с другими отменяют за ненадобностью, и наоборот.
    Что касается патологий, выявляются сразу, с рождения. Да и два раза в год все дети проходят обследование у областных специалистов. Это хирург, лор-врач, окулист, невролог, психиатр, дерматолог, педиатр, гематолог и другие специалисты при необходимости (генетик, кардиолог и так далее).
    - Профессионализм сотрудников дома ребенка, безусловно, неоспорим. Однако, действующий закон Украины позволяет будущим родителям проводить независимое медицинское обследование малыша. Многие ли используют это право? И как все это происходит на практике?
    - Кто хочет, пользуется этим правом. Немногие, правда. Чаще всего будущих родителей интересует прогноз развития, им необходим план дальнейшей реабилитации ребенка. Я всегда стараюсь предоставить усыновителям максимально полную картину: чем болеет ребенок, его слабые и сильные стороны, привычки, наклонности, таланты. Иногда родители даже удивляются: «Зачем вы нам столько всего рассказываете? Хотите отговорить?». И я каждый раз объясняю, что для каждого нашего малыша мы хотим счастья, любящую семью, поэтому решение должно быть максимально взвешенным и окончательным. А для этого необходимо знать о ребенке как можно больше.
    - В предыдущих публикациях мы уже беседовали со специалистом об особенностях воспитания в семье усыновленного малыша. Однако хотелось бы услышать и ваше мнение. Чему стоит уделить больше внимания? Каких ошибок нельзя допускать? Как вы считаете, стоит ли скрывать от ребенка факт усыновления? И если нет, то рассказывать правду полностью или, как делают многие, придумывать другую историю?
    - Безусловно, это мое субъективное мнение, однако я твердо уверена, что ребенку нужно говорить правду. Не вымышленную историю, а правду такой, как она есть. В противном случае, это сделает кто-то другой, что может стать серьезной травмой для психики ребенка и дать трещину во взаимоотношениях родителя и ребенка. В конечном итоге, вырастая, дети все равно хотят знать, как все было на самом деле. И кто знает, каким способом и в какие неприятные ситуации они могут попасть в этом стремлении к правде. Всегда можно обратиться к специалистам за советом. В том числе, и к специалистам дома ребенка. И мы с радостью поможем.
    Что же касается воспитания, то не должно быть никаких поблажек, жалости, «другого подхода». Это обычный ребенок, и растить, воспитывать его нужно так же, как и других детей. Забудьте, что он усыновлен. Взяли ребенка, это ваш малыш. Все. Не надо каждый раз этим выделением его среди других напоминать, что он не такой. Он такой же малыш,, вы такие же родители, ни к чему создавать пропасть. Главное – любить своего ребенка. И не важно, вы сами его родили, или это сделал кто-то другой, а вы усыновили.
    - С точки зрения вашего опыта, наследственность (а ведь большинство малышей из неблагополучных семей) – миф или реальность? Не секрет также, что какая-то часть малышей в доме ребенка очень маловероятно, что найдут свою семью по состоянию здоровья. И речь не столько о нежелании николаевцев сталкиваться с трудностями, сколько о невозможности дать полноценное воспитание таким малышам. Но рассмотрим ситуацию, когда такого ребенка взяли в семью. С какими диагнозами, возможно, придется столкнуться родителям? И какой уход необходим такому, особенному, малышу?
    - Я понимаю, на сегодняшний день не каждый готов брать ребенка, учитывая то, что дети наши, конечно, из неблагополучных семей. И вот эти разговоры о заблудшей студентке или об автокатастрофе: «А вдруг кто-то там погиб…» - это все сказка. Если это благополучная семья, никакая автокатастрофа не помешает родственникам забрать в свою  родную семью ребенка. Будем говорить, и это не секрет, что наши семьи – это семейное неблагополучие в нескольких поколениях. То есть, это не только мама, а и бабушки, дедушки, тети, дяди и так далее. И когда что-то случается в таких семьях, им ребенок не нужен. Что касается «заблудших студенток», так они сегодня лучше всех знают, какие есть контрацептивы, как нужно предостерегаться, как не иметь нежеланную беременность. А если уже есть беременность, то как от нее избавиться. То есть, и таких случаев практически не бывает. Обычно у нас дети только из неблагополучных семей. Есть дети из семей психически нездоровых людей, а ведь психическое заболевание может передаваться по наследству. И здесь надо десять раз отмерять, а потом отрезать. Если ты даже готов воспитывать такого ребенка, то ты должен четко осознавать, что может ждать тебя в последующем. Даже если не с этим ребенком, то в следующем поколении. Это наша действительность – на сегодняшний день психические заболевания не лечатся. Безусловно, возможно достижение и продление ремиссии, мы можем улучшать состояние жизни этого человека и, естественно, окружающих его людей, но вылечить заболевание пока что невозможно. Хотя раньше так и про ВИЧ говорили, а теперь нашли же способы улучшать качество жизни. Когда-то об этом и не мечтали, а сегодня это полноценные члены общества.
    Наркомания и алкоголизм – это заболевания, которые не передаются по наследству. Судьба  детей  из таких семей в дальнейшем на 70 процентов  зависит от окружающей среды и человека, который станет примером для малыша, от его родителя. Поэтому, конечно, нужно трезво оценивать ситуацию, но вместе с тем не бояться мифических проблем.
    Вот наши четыре малютки, от которых отказались еще в роддоме… У двоих из них есть серьезные проблемы со здоровьем. Я не могу сказать, что они табу, но если кто-то согласится усыновить, там конечно, надо будет приложить усилия, чтобы ребенок стал здоровым. Но для этого у них есть все задатки, это возможно. Есть ребенок с врожденным пороком сердца, там нужно оперировать. Есть ребенок с патологией позвоночника, которым нужно будет заниматься, и реабилитация возможна. Просто эта семья должна знать и быть готова заниматься здоровьем этого ребенка.
    - На знакомство с малышом и принятие решения государство выделило три попытки по десять дней. То есть, после третьего направления от службы по делам детей для знакомства с ребенком и третьего отказа, кандидатура усыновителя снимается с учета. Причем, безвозвратно. А на само знакомство есть десять дней. Как это происходит на практике? И многие ли родители с первого направления находят своего малыша?
    - Вы знаете, это редкость, когда малыш сразу бежит к усыновителям или они к нему. За те 32 года, что я работаю в доме ребенка, было лишь несколько таких случаев. Дело в том, что ребенок со здоровой психикой должен отличать своего от чужого. То есть, должна быть здоровая доля опасения и сомнения: а вдруг этот человек представляет опасность. Если ребенок так сразу мчится к незнакомому человеку – это повод задуматься о его интеллектуальных способностях, у него нет грани между своими и чужими, элементарного инстинкта самосохранения. С другой стороны, было несколько случаев, когда между усыновителями и малышом сразу же протягивается невидимая ниточка, и они с первого взгляда понимают, что созданы друг для друга. Это истинное счастье - наблюдать за тем, как у малыша создается семья, как он становится частью своей новой семьи. Пусть и не биологической, но настоящей, крепкой, любящей. Настороженность и детей, и усыновителей – это нормальная реакция здорового человека.
    - Возвращаясь к началу беседы, как вы смотрите на дома ребенка, интернаты и детские дома, которые представляют зрителю с экранов телевизоров? Насколько правдива информация, предоставляемая кинематографом? Или всего лишь художественный вымысел? Ведь, согласитесь, влияние телевидения и СМИ на восприятие довольно велико и во многом складывается именно из просмотренных кинолент…
    - Смотрю с возмущением. Не знаю, может быть, где-то и есть подобное, но то, что демонстрируют зрителю в различных ток-шоу и кинолентах просто не вкладывается в рамки разумного восприятия. Я уж молчу о том, что все это сильно противоречит букве закона и в реальной жизни не могло бы быть. Да, дети всегда замирают и ждут, кого выберут, когда в комнату заходят усыновители. Они же не знают, что кандидатов в службе по делам детей прислали к определенному ребенку. Да, детям нужно 30-35 объятий в день, как утверждают психологи. И два воспитателя на группу при всем желании не могут дать им больше, чем получается. Ведь внимание нужно уделить каждому. Но дети не бросаются на каждого встречного. И они всегда рады за своего товарища, если он находит родителей. Когда эти люди приходят в следующие разы, зовут этого мальчика или девочку, а не вешаются на шею с просьбой забрать, как это нередко показывают. А если контакт между усыновителями и малышом не происходит и они вынуждены отказаться друг от друга, ребенок проходит курс реабилитации. Все это не так просто. И не делится на белое и черное, это большой яркий цветной мир.
    - Серди прочих, все на том же сайте упоминается и таинство крещения для малышей дома ребенка. Давайте разъясним читателю этот вопрос. Ведь таинство крещения в жизни происходит единожды и второго быть не может. Во время крещения ребенок обретает крестных родителей и православное имя. А как же быть с усыновителями? То есть, после усыновления они не смогут сменить ребенку имя, крестить его? А крестные, как быть с ними?...
    Я уточняла этот вопрос в церкви у священника, и мне сказали, что крещения может быть и два. Ведь суть крещения в появлении у малыша ангела-хранителя и крестных, которые будут его баловать и любить. А если ребенок потом все-таки попадает в семью, они могут крестить его, начиная с момента назначения крестных родителей. Но у него уже будет небесный заступник. А крестные: так четыре – это же даже лучше, чем два! (улыбается)
    - И напоследок традиционный вопрос. Что бы вы посоветовали тем, кто задумался об усыновлении? И ваши пожелания тем, кто твердо принял решение и ожидает своего малыша в очереди кандидатов на усыновление…
    - Я уже говорила, что самое главное, чтобы решение было взвешенным. Приведу вам такой пример… Одна пара возрастная пришла с желанием усыновить ребенка. Я видела, что им это не нужно, я неоднократно беседовала с ними, но им казалось, что они понимают все, готовы стать родителями. До этого детей у них не было. И вот, все этапы усыновления пройдены, в пятницу ребенок отправляется в новую семью. А в понедельник я прихожу на работу, а в холле сидит эта женщина с ребенком. Я думала, что им нужен совет, какая-то помощь, а она отдает мне ребенка и заявляет: «У нас с мужем очень ответственная работа. А ребенок плачет всю ночь, я не высыпаюсь. Как на работу ходить буду?!» Конечно, ребенок плачет! Мало того, что он еще совсем кроха, идет период адаптации к новому месту, новым людям. Это нормально!
    Или другая ситуация, когда молодая пара взяла малыша, а через год они развелись. Оказалось, что детей не могло быть из-за мужа, а с новым мужчиной она забеременела и «старый» ребенок ему не нужен. Она просто привела его и поставила у нас на пороге…
    Я хочу, чтобы люди понимали, что ребенок не игрушка и не разменная монета. Его нельзя взять, а потом вернуть за ненадобностью. Решение об усыновлении должно быть настолько взвешенным, чтобы никто  не мог переубедить в обратном. А иначе не стоит и затевать всего этого. Мы желаем всем, у кого в доме появится малыш, не важно: усыновленный или рожденный, настоящего счастья, терпения и умения любить. Потому, что дети самые благодарные и светлые люди. И важно помнить об этом всегда. Любите друг друга, цените и будьте здоровы!

    Беседовала Ангелина Крихели,
    "Вестник Прибужья", 27.11.2014

    Читайте также:
    Дети – цветы жизни
    Социальная защита населения: правда и вымысел
    Усыновление: часть вторая или Проверка на материнство
    Психология усыновления: как поступить и чего опасаться?
    Усыновление: часть третья или Как сказать малышу?... Психология счастья в приемной семье

    Категория: Разное | Добавил: АнгелинаКрихели (28.11.2014)
    Просмотров: 853 | Рейтинг: 5.0/5
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    К просмотру рекомендуется сайт Феерия Ирины Крихели, где Вы найдете уникальные мягкие игрушки, авторские вязаные объемные картины, эксклюзивные модели женской и детской одежды, сундуки, шкатулки и украшения из кожи, авторские вязаные архитектурные ансамбли, куклы-шаржы и многое другое! Милости просим в волшебный мир Ирины Крихели!

    Поиск

    Для перехода в социальные сети нажмите