Ангелина Крихели
- писатель, член национального союза журналистов Украины, корреспондент газеты "Вестник Прибужья", Всеукраинского журнала "Имена"



Книги
Ангелины Крихели:
(издано)

  • "Найденыш" ("Щенок, который заблудился") - интерактивная сказка для детей и их родителей
  • "Как котёнок Правду искал" - интерактивная сказка на русском, украинском и английском языках

  • Библиотеки-партнеры

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Рецензии спектаклей и книг

    «Мертвые души» муздрама

    В каждом городе необъятной, богатой полями, Украины есть свой оплот духовности. В Николаеве, так уж сложилось, таким оплотом стал Николаевский академический театр драмы и музыкальной комедии. Каждая премьера это взгляд в глубину человеческого сознания и души, какого бы качества ни была сама постановка. Впрочем, и качество, по традиции, довольно высоко.
    На шестой день декабря в муздраме состоялась премьера инсценировки заслуженного артиста Украины Игоря Славинского поэмы Николая Васильевича Гоголя «Мертвые души». По всем законам жанра пристало считать это романом, тем не менее, сам автор счел необходимым отнести произведение к поэме. И что бы теперь о Гоголе не говорили, а все же это бессмертная классика…
    Бытует оправданное мнение, что вторая премьера это примерно то же, что для хозяюшки блин комом. И все возможные инциденты и недоразумения происходят именно во время второй премьеры. То есть, второго показа. Поэтому приобщаться к прекрасному мы будем 7 декабря, когда фанфары отшумели, прозвучали поздравления «первых лиц» и иже с ними, актеры отработали премьеру и вздохнули с облегчением…
    Однако начну я не с самой постановки. А с фойе. И если театр начинается с вешалки, как принято полагать, то муздрам начинается со сказки. Приветливо и вежливо каждого зрителя встречают улыбкой в теплом холле. Причем, встречают не только администраторы, но и главный администратор и директор театра лично. И так во время каждой премьеры. Так что, «Виват, зритель!» это не просто пустые слова и ничего не значащий лозунг, а реальность. Второй очень важной «изюминкой», выделяющей театр среди прочих, являются программки. Это всегда самостоятельное произведение искусства. Многие зрители оставляют их на память. И пусть это не дешевое удовольствие, но и у меня на рабочем столе аккуратно выстроены в ряд эксклюзивные программки ко всем премьерам театра. К спектаклю «Тень» это оказалось подобие старой виниловой пластинки, одна из частей которой вращалась, обнажая надписи на второй. К «Мертвым душам» - «томик» Гоголя с карандашными зарисовками на кальке. Над разработкой каждой программки вместе с дизайнерами работает и Николай Берсон, директор театра.
    Затем, все так же тепло и приветливо, зрителей приветствуют в гардеробе. Здесь каждый чувствует себя как дома, но вместе с тем поставлен в такие рамки, что просто не может не соблюдать элементарных правил приличий – такова атмосфера. И ей невозможно не подчиниться…
    После спектакля зрителям предлагают заполнить анкету, чтобы руководство имело возможность ознакомиться с мнением и пожеланиями тех, ради кого, собственно, и создаются все постановки. Но об этом рано. Прежде мы входим в красивый зрительный зал, усаживаемся в красные кресла, и в предвкушении перелистываем программку. Здесь постановочная группа, и актеры. Перед зрителем открытая сцена в стиле хай-тек в контексте минимализма. Оттенки белого и серого. Несколько стульев, столы и арлекины (верхушки штор). Вот, пожалуй, и все, что видит зритель. И это, признаться, в значительной мере, интригует. Впрочем, как и то, что это именно инсценировка – не очень-то распространенный жанр в муздраме… К тому же, программка на русском языке. Надо заметить, что в последнее время в театре особую популярность обрели именно русскоязычные спектакли и отнюдь не мюзиклы.
    Еще одна приятная традиция этого театра – пунктуальность. Каждый спектакль начинается вовремя. Третий звонок и… начало!
    Перед нами рассказчик или режиссер (М.Руденко), который обращается к зрителю словами Михаила Афанасьевича Булгакова: «Мертвые души» инсценировать  нельзя.  Примите  это  за  аксиому  от человека, который хорошо знает произведение. Мне  сообщили,  что  существуют 160 инсценировок. Быть может, это и неточно,  но  во  всяком  случае  играть «Мертвые души» нельзя.»
    И сказав это, уходит так, будто на этом спектакль закончится, так и не начавшись. И что интересно: зритель верит, по залу ползет недоуменный шепот. Но Режиссер возвращается. И тут на сцене вполне предсказуемо появляется Чичиков. Но Чичиков не обычный, к которому привыкло старшее поколение, знакомое с произведением, а эдакий Чичикова и иже с ним, современного автору, и Чичикова, понятного человеку 21 века. И персонаж этот ни кто иной, как заслуженный артист Украины Сергей Чверкалюк. Ибо, признаться, трудно представить лик сего «злодея» в чьем-либо другом исполнении. Но и рассказчик никуда не девается, а вместе с Павлом Ивановичем в продолжении всего спектакля проходит его путь, часто беседуя меж собой, докладывая ему мысли других персонажей, или выступая в качестве этих самых персонажей. Они посещают семью Маниловых (А. Щесняк и А. Артеменко), которые встречают их семейным мяуканьем. Эта поначалу обаятельная вокальная сцена несколько затянулась, предоставив зрителю возможность в полной мере ознакомиться с голосовыми диапозоном исполнителей. Побывал Чичиков и в гостях у Собакевича, образ которого заслуженный артист Украины Сергей Лозовенко несколько утрировал, но очень точно передал его собачью суть. Затем скряга-Плюшкин (О. Мамыкин), пьяница и игрок Ноздрев (В. Кушиков), который в конечном итоге и выдает Чичикова властям. Заглянули они и к Коробочке (Т. Лавская), сцены с которой также были затянуты. Дамы, губернатор, прокурор и другие… В том числе и полицмейстер (П. Чирва), который намеренно понижал и повышал голос. Впрочем, цель таких перемен так и осталась неясна.
    Интересная сценография оказалась на редкость функциональной, хоть и довольно примитивной. И вместе с тем довольно символичной, образной. Как и жужжание мухи, которое слышится всякий раз, как только Чичиков заводит беседу о покупке «мертвых душ». Еще один четко читаемый символ – разовая посуда, которая заменяет зеркала, шашки, непосредственно посуду, веера… Как символ непрочности «карточного домика» могущества и власти, продажности человека.
    И напоследок устами все того же режиссера зрителю прямым текстом напоминают о том, что необходимо беречь свою душу от скверны и грязи. Вспомним же об этом и мы, каждый живущий на планете Земля! И, может быть, от этого мир станет чище…

    Ангелина Крихели,
    специально для
    http://rest-info.com/

    Категория: Рецензии спектаклей и книг | Добавил: АнгелинаКрихели (13.12.2013)
    Просмотров: 416 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    К просмотру рекомендуется сайт Феерия Ирины Крихели, где Вы найдете уникальные мягкие игрушки, авторские вязаные объемные картины, эксклюзивные модели женской и детской одежды, сундуки, шкатулки и украшения из кожи, авторские вязаные архитектурные ансамбли, куклы-шаржы и многое другое! Милости просим в волшебный мир Ирины Крихели!

    Поиск

    Для перехода в социальные сети нажмите